Как Газпромбанк помог водителю микроавтобуса стать совладельцем мегаподрядчика «Газпрома»

<br />
                  Как Газпромбанк помог водителю микроавтобуса стать совладельцем мегаподрядчика «Газпрома»<br />

Фото АО «Газстройпром» В 2018 году «Газпром» начал создавать своего мегаподрядчика. Совладельцами этого бизнеса стали фирма с неизвестными бенефициарами и водитель микроавтобуса. С деньгами им помог Газпромбанк, следует из отчетности, которую изучил Forbes 0 shares

На протяжении многих лет крупнейшими подрядчиками газовых строек были структуры миллиардеров Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко. Но в 2018 году стало известно, что «Газпром» собирается создать собственного мегаподрядчика. По одной из версий, монополия решила минимизировать свои санкционные риски, ведь Ротенберг с Тимченко попали под санкции США и ЕС как люди из ближайшего окружения президента Владимира Путина.

В июне 2018 года «Газпром» создал новую компанию «Газстройпром». Сейчас это крупнейший подрядчик монополии с заказами на 1,5 трлн рублей и уставным капиталом 84 млрд. Нюанс в том, что «Газпрому» принадлежит лишь 49% «Газстройпрома». Владельцы остальных акций — «закольцованная» структура и бизнесмен, которого СМИ называют водителем микроавтобуса. Forbes разбирался, где малоизвестные партнеры «Газпрома» раздобыли миллиарды рублей на участие в этом бизнесе.

«Генерал», ревизор и водитель

«Газстройпром» был учрежден 21 июня 2018 года тремя компаниями, названия которых различаются лишь порядковым номером: «МК-1», «МК-2» и «МК-3». Первая, «МК-1», владеет 49% мегаподрядчика и аффилирована с «Газпромом». У «МК-2» и «МК-3» соответственно по 25% и 26% «Газстройпрома».

По данным «СПАРК-Интерфакс», «МК-2» через ООО «Регионгрупп» принадлежит компаниям «Прайм Инвест» и «Би Бренд», владение которыми закольцовано. В 2017 году Газпромбанк переуступил «Би Бренду» права требования к Якубовскому Д.О. на 2,8 млрд рублей. Такие же инициалы у адвоката и предпринимателя Дмитрия Якубовского, известного как «генерал Дима», который был одним из должников Газпромбанка. В погашение долга Якубовский передал «Би Бренду» имущество, которое компания продала за 3,2 млрд рублей, следует из отчетности компании. Ревизором «Прайм Инвеста» числится Владимир Машин, его полный тезка возглавляет одну из управляющих компаний Газпромбанка. Ранее СМИ связывали «МК-2» с Газпромбанком, но в аффилированных с банком лицах компания не значится.   

«МК-3» принадлежит двум физлицам — Сергею Фурину (96,15%) и Сергею Филимонову (3,85%). Филимонов работал в фирме «Прана», которую «Коммерсант» связывал с Газпромбанком (в банке это отрицали). Точки соприкосновения с Газпромбанком могут быть и у Фурина, который, по данным BBC, оказался водителем микроавтобуса в фирме, связанной с банком. Фурин также стал гендиректором своего «МК-3». Его годовая зарплата в 2019-м вместе с премиями составила 300 000 рублей, еще 241 000 рублей Фурин получил в качестве компенсации за неиспользованный отпуск, следует из пояснений к отчетности «МК-3».

Почти «Газпром»

«МК-2» и «МК-3» были созданы 9 июня 2018 года, размер их уставных капиталов — 75 000 и 50 000 рублей соответственно. Через 12 дней они внесли в уставный капитал «Газстройпрома» по 25 000 и 26 000 рублей соответственно, став соучредителями мегаподрядчика наряду с «газпромовским» «МК-1», который внес еще 49 000 рублей. А в 2019 году учредители нарастили уставный капитал «Газстройпрома» с 100 000 рублей до 84 млрд рублей. Это сопоставимо с уставным капиталом самого «Газпрома», который составляет 118 млрд рублей.

Чтобы нарастить уставный капитал, «Газстройпром» провел допэмиссию акций, следует из пояснений к его отчетности за 2019 год. Было выпущено 84 млн акций по 1000 рублей каждая. При этом доли учредителей «Газстройпрома» не изменились. У «МК-1» вряд ли возникли проблемы с оплатой своих акций — в январе 2019 года компания получила кредит Газпромбанка под поручительство самого «Газпрома» как минимум на 96 млрд рублей.

А «МК-2» и «МК-3» и вовсе не потребовались деньги для покупки новых акций «Газстройпрома», следует из пояснений к их отчетности. В оплату акций они зачли долг «Газстройпрома», который к началу 2019 года задолжал им более 40 млрд рублей: 20,97 млрд — «МК-2» и 21,9 млрд — «МК-3». Ровно во столько им обошлась допэмиссия. Откуда у «Газстройпрома» такой огромный долг перед учредителями, которые старше его всего на десяток дней? Долг возник после того, как в конце 2018 года будущий мегаподрядчик купил у «МК-2» и «МК-3» четыре компании: «Анкорд», «Орико», «Интек Групп» и «Легато». Прежним владельцам они тоже стали в копеечку, хотя собственных средств на их покупку они, судя по всему, не тратили.

<br />
                  Как Газпромбанк помог водителю микроавтобуса стать совладельцем мегаподрядчика «Газпрома»<br />

Фото АО «Газстройпром» / Фото АО «Газстройпром»

Кредитное плечо

Новые «дочки» появились у «МК-2» и «МК-3» вскоре после создания «Газстройпрома». По данным СПАРК, они купили компании в сентябре 2018 года. Доли распределились так: 94% «Анкорда» и 100% «Орико» — у «МК-2», по 100% «Интек Групп» и «Легато» и оставшиеся 6% «Анкорда» — у «МК-3». За свои компании «МК-2» заплатила почти 20,97 млрд рублей, следует из пояснений к отчетности компании за 2019 год. Такую же сумму «МК-2» отразила в составе кредиторской задолженности по итогам 2018 года.

«МК-3» не раскрывает стоимость своих покупок. Но приблизительно о сумме можно судить, исходя из кредиторской задолженности компании по аналогии с «МК-2». По итогам 2018 года кредиторская задолженность созданной в июне «МК-3» составила 21,9 млрд рублей. В декабре 2018 года «МК-2» и «МК-3» продали свои недешевые «дочки» «Газстройпрому» примерно по цене покупки. У «Газстройпрома» возник долг перед учредителями, который он погасил, зачтя обязательства «МК-2» и «МК-3» по оплате допэмиссии. Но откуда «МК-2» и «МК-3» изначально взяли миллиарды на покупку компаний в сентябре 2018 года?

Покупателем акций «Газпрома» на $5 млрд оказалась структура Газпромбанка

Свет на это опять же проливают пояснения к их отчетности. Изначально денег на покупку не было, поэтому по итогам 2018 года каждая из компаний включила недостающую сумму в состав своей кредиторской задолженности. Впрочем, вопрос решился уже в первом квартале 2019 года, следует из пояснений компаний: каждая из компаний получила по два гигантских кредита Газпромбанка. «МК-2» суммарно на 21 млрд рублей, а «МК-3» — на 22 млрд. В качестве залога заемщики предоставили свои акции «Газстройпрома», он же поручился по кредитам и взял на себя выплату процентов по ним. Чем так дороги четыре «дочки» и кому достались деньги от их продажи?

Круги по воде

«Анкорд», «Орико», «Интек Групп» и «Легато» — словно четыре кусочка одного пазла. На четверых им принадлежит 100% ООО «Сфера», которое в свою очередь владеет семейством компаний с «СГК» в названии. По данным СМИ, эти компании стали преемниками прежнего крупного подрядчика «Газпрома» — «Стройгазконсалтинга» (сокращенно «СГК»). Этот бизнес основал бывший участник списка Forbes Зияд Манасир. В 2015 году у него испортились отношения с «Газпромом», после чего Газпромбанк и инвестгруппа UCP Ильи Щербовича выкупили «Стройгазконсалтинг».

В августе 2018 года UCP сообщила, что вышла из «Стройгазконсалтинга». Кто стал покупателем ее доли, не раскрывалось, но высказывалось предположение, что это могли быть структуры Газпромбанка. А в сентябре 2018 года «МК-2» и «МК-3» более чем за 40 млрд рублей купили «Анкорд», «Орико», «Интек Групп» и «Легато». Эти четыре компании контролируют «Стройгазконсалтинг», говорилось в иске ООО «ВолгоТрансХим», которому СГК задолжал 39 млн рублей.

Мнимая угроза санкций: чего «Газпрому» нужно бояться на самом деле

До того как «Анкорд», «Орико», «Интек Групп» и «Легато» достались «МК-2» и «МК-3», компаниями, по данным СПАРК, владели офшоры с Британских Виргинских островов (БВО). Им они достались в середине августа 2018 года от четырех кипрских «дочек». Один из киприотов, Woodiko Holding, указал в своей отчетности, что продал на БВО принадлежавший ему «Анкорд» всего за 10 000 рублей. Столько же составляет уставный капитал «Анкорда», в сопоставимую сумму (€187) Woodiko оценивал свои инвестиции в российскую «дочку». Суммы сделок по продаже «Орико», «Интек Групп» и «Легато» на БВО их кипрские владельцы не раскрывали. Но так же, как Woodiko, оценивали свои инвестиции в российские «дочки» в диапазоне €176-181, что сопоставимо с их уставными капиталами (у всех — 10 000 рублей).

Экономический смысл этих операций неясен, признает партнер адвокатского бюро «Некторов, Савельев и партнеры» Александр Некторов. Но с корпоративной точки зрения «никакой химии здесь нет», отмечает юрист: удалили Кипр как «лишнее звено» и перевели экономический эффект на БВО. Сэкономить на налогах не получилось, считает партнер кипрской LSTS Consultants Ltd Кирилл Шеин: Кипр, так же как и БВО, не взимает налогов с продажи акций. Разве что кипрские менеджеры могли засомневаться в рыночности сделок, рассуждает Шеин: «А на БВО директора более отчаянные».

Цунами для «Газпрома»: как компания лишилась более $10 млрд за пять месяцев

С налоговой точки зрения при продаже акций разницы между БВО и Кипром нет, подтверждает другой налоговый юрист: «Но с точки зрения compliance и money laundering это разные вселенные». Если проводить сделки в «экзотических юрисдикциях» типа БВО, то «кругов по воде» будет меньше, отмечает собеседник Forbes. Зато сделки с компаниями с БВО могли заинтересовать российских налоговиков, говорит управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин: они дороже 60 млн рублей, а значит, «МК-2» и «МК-3» должны были уведомить о них ФНС, которая может потребовать подтвердить их рыночность, например, со стороны лицензированного оценщика. В «Газстройпроме» отказались от комментариев, в «Газпроме», Газпромбанке, UCP и ФНС не ответили на запрос Forbes.

«Все окончательно запуталось», — вздыхает источник, близкий к «Газпрому». По его словам, никто из рядовых сотрудников монополии не понимает, как, что и кому перепродавалось, доступ к этой информации имеют единицы: «У нас умеют прятать концы в воду. И деньги тоже».

Источник: forbes.ru



Добавить комментарий